]]> ]]>
Архив
Поиск
Press digest
30 мая 2016 г.
PDA WAP
7 марта 2016 г.

Марк Франкетти | The Sunday Times

Российские боевики умоляют помочь им дезертировать из ИГИЛ

В июне прошлого года 24-летняя Мадина из Дагестана, мать двоих детей, под принуждением своего мужа Магомеда поехала с ним в Сирию, чтобы вступить в ИГИЛ (террористическую организацию, запрещенную в РФ. - Прим. ред.), пишет The Sunday Times. Спустя несколько месяцев Магомед погиб, а Мадину принудили соблюдать траур, как велит обычай, повествует журналист Марк Франкетти.

"Через несколько дней срок траура закончится. Мадина боится, что ее "кураторы"-исламисты заставят ее выйти замуж за другого боевика", - пишет автор.

"Мы с ума сходим, не знаем, как ее вызволить", - сказала мать Магомеда. "Контрабандист запросил 1,25 млн рублей, но для нас это астрономическая сумма. Если ее перехватят после побега, могут убить. Я хочу только одного - чтобы она и мои внуки вернулись домой. ИГИЛ стало проклятием для нашей семьи", - добавила она.

"Ни одна страна Европы не стала таким плодотворным местом вербовки для ИГИЛ, как Россия", - комментирует газета. Считается, что больше всего людей было завербовано в Дагестане.

"Мы негласно поддержали этот исход, закрывали на него глаза, - сказал неназванный источник в Кремле. - Пусть воюют и умирают за границей, вдали от России. Нас это устраивало".

"Многие из тех, кто поехал воевать, разочаровались и хотят вернуться домой", - утверждает издание. Других гонят из Сирии российские авианалеты. Власти России опасаются: вернувшись, эти люди могут устроить волну терактов на российской территории.

"Уехать для вступления в ИГИЛ легко. Вырваться оттуда живым очень трудно. А если ты сможешь добраться назад в Россию, то столкнешься с правоохранительными органами и спецслужбами", - говорит активистка Севилль Новрузова, помогающая тем, кто пытается бежать с территории, подконтрольной ИГИЛ.

"После того, как Новрузова публично выступила против радикального ислама, обвинив его в "разрушении семей путем идеологической обработки", она пережила два покушения на ее жизнь и была вынуждена обзавестись полицейской охраной. Она принимает звонки и sms с обеих сторон, часто выполняя роль посредника на сложных переговорах", - говорится в статье.

31-летний Самур из Дагестана, в декабре 2014 года уехавший воевать за ИГИЛ в Ираке, говорит, что командиры, среди которых много арабов, плохо обращаются с рекрутами с Кавказа.

"Они использовали нас, как пушечное мясо, мне не понравилось, как они нами помыкали", - заявил он.

Когда Самур заболел, командир разрешил ему выехать в Турцию для лечения. Самур воспользовался этим случаем и сбежал.

В России ему дали 5 лет условно за пособничество терроризму.

"Магомед Мусаев, тоже завербованный ИГИЛ в Дагестане, был взят в плен группировкой "Хизбалла" и исчез. Позднее родственники выяснили, что его передали российским спецслужбам в Багдаде и отвезли в Москву, где несколько недель тайно продержали в тюрьме", - говорится в статье.

Источник: The Sunday Times


facebook
Рейтинг@Mail.ru
liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2016 InoPressa.ru